История
Японский меч

Душа меча

Японский меч сделан правильно, если все его детали соразмерны и точно подогнаны, а клинок выкован и полирован без изъянов. Тогда он обретает космическую, божественную завершенность. Именно поэтому важно научиться общаться с Мечом правильно с самого начала.

Когда вы берете Меч в руки, достаете из ножен и делаете взмах, клинок издает звук, который невозможно забыть, если вы слышали его хотя бы раз, настолько он своеобразен и так глубоко проникает в душу. Этот голос Меча резок и протяжен одновременно, весел и азартен. Если вы сделаете несколько взмахов подряд, Меч будет издавать этот звук с разными интонациями. Делайте взмахи Мечом долго и вы услышите, как он заговорит с вами. Но имейте в виду, что Меч не служит тренажером для укрепления мускулатуры и развития силы. Для взмахов не нужно использовать всю силу мышц, следует научиться работать только кистями рук, а плечи должны оставаться настолько расслабленными, что кажется, что они вообще не участвуют в этой работе. И только научившись этому, вы выполните одно из условий для понимания языка Меча и его души.

Если вы делаете взмахи Мечом, а звук его невнятный или прерывистый, то скорее всего вы его неправильно держите. Представьте, что вы держите в ладонях птицу – сильно сожмешь, она задохнется, слабо – улетит. Рукоятку Меча нужно держать мизинцами и безымянными пальцами обеих рук, но ощущение силы должно исходить из левой кисти. Остальные пальцы свободно лежат на рукояти, но не торчат в стороны, чтобы их не повредить случайно. Они могут зацепиться за одежду и взмаха не получится. Но даже если вы научились держать Меч правильно, все равно может случиться так, что вы не будете слышать его голос. Значит, вы неправильно дышите. Сделав вдох, ощутите умеренное напряжение брюшной стенки и удерживайте какое-то время воздух внутри. В момент, когда вы не сможете уже его удерживать - он так и рвется наружу, максимально медленно, выдох в четыре раз длиннее вдоха, и равномерно выдыхайте, как бы давая воздуху самому выйти, чтобы в конце, после небольшой паузы, еще раз сделать быстрый энергичный вдох. Продолжайте делать вдохи и выдохи, ритм которых постепенно определится сам, и вы почувствуете дыхание вашей души. Вы должны передать Мечу ритм своего дыхания и научить его чувствовать вашу душу. Е если вы сделаете это верно, то почувствуете, что с каждым днем взмахи становятся все легче, а Меч говорит с вами все увереннее. При правильном дыхании вы обнаружите источник вашей духовной силы, который будет тем изобильнее, чем свободнее будете вы сами. Вдох связывает и соединяет, при удержании дыхания вы вызываете правильный ход вещей, выдох расслабляет и все завершает, преодолевая любые ограничения. Для понимания жизни Меча нужно помнить принцип: «Закончилось дыхание – закончилось движение». Весь процесс взмаха Мечом – от извлечения из ножен до полного разрубания – надо на этапе обучения разложить на завершенные отрезки:
  1. Взяться за рукоятку правой рукой, а левой открыть меч.
  2. Достать меч и нанести удар.
  3. Стряхнуть кровь.
  4. Вложить меч в ножны до его фиксации.
  5. Дзансин.
Каждый этап начинается вдохом, осуществляется при удерживании воздуха внизу живота и завершается выдохом. Дыхание не только определяет этапы, но и соединяет их ритмически. Несмотря на подробное деление на отрезки, весь процесс взмаха Мечом проходит как единое целое действие, существующее за счет себя и в самом себе, но при полной невозможности исключить или добавить отдельные элементы, не нарушая при этом смысла и характера самого процесса.

Если у Вас это не получается, то только потому, что вы стараетесь освободиться от напряжения и все время думаете об этом. Сконцентрируйтесь исключительно на дыхании. Когда взмах будет происходить естественно, легко и непринужденно, как бы нехотя и удивительно незаметно для вас самих, без напряжений в теле и стремительно, сочетаясь с ритмом дыхания вашей души, тогда Меч составит с вами единое целое. Дыхание освобождает и дает новые возможности для самопознания. Наверняка сначала вам будет сложно делать правильно, но чем легче начало, тем тяжелее продолжение.

Если вы попробуете сделать взмахи Мечом тысячу или более раз подряд, то вы достигнете максимального напряжения. Вы почувствуете, что сам взмах не болезнен, но бесконечное повторение сковывает все тело и Меч кажется неподъемным. Вам мешает ваш разум, который сам себя жалеет. Представьте, что взмахи мечом – это ваше сражение на поле битвы за жизнь. Как только вы опустили оружие – вы сдались и будете убиты. Не задумывайтесь о счете и усталости. Ваш дух, усиленный Мечом, всемогущ. Ощутите слияние вашего дыхания с движением Меча и почувствуйте ритм жизни вселенной. Настоящее, предельное изнеможение наступит тогда, когда Меч выпадет из рук, а вы не сможете его взять пальцами. Если смогли поднять Меч, то битва продолжается. И сколько времени – не важно! Если вас не держат от усталости ноги, опуститесь на колени и продолжайте взмахи. Вы сами удивитесь своим возможностям, если будете правильно дышать и не отвлекаться.

Об этом опыте можно много рассказывать, но его все равно нужно пережить самому. Легкость, с которой проходит процесс, требующий максимального напряжения сил, японцы воспринимают как красоту, они особенно чувствительны к ней и всегда готовы оценить по достоинству.

Извлечение меча из ножен «освобождение клинка» всегда начинается с движения ножен в левой руке назад, что значительно увеличивает скорость и создает противовес стремительному выпаду вперед правой руки с мечом. Разнонаправленные силы уравниваются, тело не теряет равновесия, это позволяет правильно дышать. Выпрямленная назад нога является противовесом стремительному движению другой ноги вперед. Не размышляйте о технике движений, взмах только тогда бывает правильным, когда он восхищает вас самого. Он должен быть таким, будто Меч сам взлетает, не нужно ничего делать специально. Если вы при взмахе напрягаетесь, то появляется скованность и исчезает свобода движения. Если сжимать ножны очень сильно, то кисть напрягается и ножны сдвигаются назад не плавно и легко, а рывками. Если держать кисть слишком свободно, то Меч и ножны двигаются не синхронно. От этого по телу идут вибрации, которые передаются клинку и его кончик начинает дрожать. Вы должны держать Меч и ножны так, словно в руках ничего нет. Извлекать Меч из ножен следует без малейшего толчка. Если вы необдуманно и ненамеренно переходите от одного действия к другому, как бы играя с предметами, не прислушиваясь к мыслям: «Сейчас я возьмусь за меч и вытащу его, а потом взмахну...», то и Меч начинает играть с вами, вы дышите синхронно и свободно. Так осуществляется принцип единства Меча, Духа и вашего тела, и Меч оживает.

Все взмахи, если они сопровождаются мыслью, затрудняют ваше дыхание. Если вы готовы достать Меч из ножен, но сдерживаетесь, чтобы дать оппоненту первому проявить агрессию, наступает момент, когда чувствуете: если не выхватить Меч немедленно, то он опередит и вы погибли, тогда вам покажется, что стало нечем дышать. Вы паникуете, торопитесь и делаете неверное движение. Вот оно вас действительно убивает, а не противник. Знаете, почему так происходит? Правильного взмаха мечом в правильное время не получается, потому что вы не освобождаетесь от самого себя. Вы стремитесь уцелеть, а не умереть. Пока это так, ваши кисти сжимают ножны и меч неправильно, судорожно. Настоящее искусство Меча не имеет ни цели, ни направления. Чем упорнее вы будете пытаться выхватить меч быстрее противника и поразить его, тем меньше будет получаться первое, и тем дальше вы будете от второго. У вас слишком услужливый ум и он вам мешает. Вам кажется, что если вы чего-то не делаете, то вы не успеваете. Подумайте над тем, что взмах мечом – это не бесполезная игра, а вопрос жизни и смерти. Один взмах – одна жизнь. Меч как бы связан с небом незримой нитью. Если при извлечении Меча или взмахе будет рывок, то божественная нить души Меча порвется. Если вы не откажетесь от намерений, то попадаете в безвыходное положение и зависаете между жизнью и смертью. Вам следует научиться ждать, освободившись от себя самого. Вы должны решительно оставить свое «Я». Не должно быть ничего, кроме взмаха Мечом, причем лишенного какого-либо намерения. Вам следует намеренно избавиться от желания схватиться за меч. Нужно уметь просто ждать, но осуществить взмах в нужный момент. Вам нужно освободиться от желания опередить противника, от сомнений в своих навыках и скорости, от всех предубеждений и ощутить состояние Настоящего Момента, соблюдая при этом правильное дыхание. Поэтому прежде чем браться за Меч, нужно сосредоточиться, настроиться на то, Что вы будете делать. Что бы ни случилось, не обращайте внимания, как будто в мире нет ничего более важного и истинного, чем взмахи Мечом. Это сосредоточение даст вам свободу тела, без которой невозможно правильно вытащить Меч и сделать взмах. Чтобы взмах стал действительно сильным, легким и стремительным, разрубающим все на своем пути, необходимо достичь состояния полного духовного освобождения. Сделать дух гибким на основе свободы, свободным на основе изначальной гибкости. Разрыв между свободой тела и духом нельзя преодолеть за счет лишь правильного дыхания, это происходит при отказе от всех привязанностей, через принципиальное отбрасывание своего «Я», безжалостности к себе. Так, чтобы ваш дух, погруженный сам в себя, пребывал в полноте своего безымянного начала. Чтобы это «недеяние» удалось, вам нужна внутренняя опора, что и происходит за счет сосредоточенности на дыхании. Вот оно осуществляется сознательно. Вдохи и выдохи, составляющие единое целое со взмахами Мечом, производятся тщательно ради них самих. Чем глубже концентрация на дыхании, тем слабее внешние раздражители и легче движения Меча в руках. Если ваше тело предельно свободно в любом положении, то появляется ощущение изолированности. Вы знаете и чувствуете только одно – вы дышите! Не пытайтесь освободиться от этого чувства, и ваше дыхание само по себе замедлится, станет более экономным и в конце концов вообще перестанет отвлекать внимание, потому что при плавной смене вдохов и выдохов пауза между ними исчезает и появляется ровность. Вам могут помешать ваши мысли и, чем они более далеки от ситуации и чужды, тем они навязчивее. И тут вам нужно продолжать правильное дыхание. Привыкнув к «внутреннему монологу» и начав относиться к нему равнодушно, вы постепенно совсем перестанете обращать на него внимание. Тогда вы можете впасть в состояние подобное расслабленной дремоте. «Бороться» с этой опасностью нужно своеобразным скачком концентрации, как будто вы во сне почувствовали опасность и резко, «толчком», проснулись для борьбы за жизнь. Если этот скачок удастся вам один раз, он наверняка повторится. Благодаря этому ваш дух без вашего вмешательства получает самоколебание, которое дает вам чувство невероятной легкости и счастливой уверенности в том, что вы можете делать взмахи Мечом бесконечно, направить энергию в любую сторону и усилить или ослабить ее напряжение. Это состояние, при котором вы не думаете ни о чем конкретном, ничего не планируете, ни к чему не стремитесь, ничего не хотите и не ждете, не пытаетесь взмахнуть Мечом в определенном направлении, но твердо знаете, что благодаря неизбывной силе, способны на невозможное. Это и есть состояние живого духа Меча. Вот это ощущение и есть «истинное присутствие духа». Пережить это можно только на личном опыте, только индивидуально. Это значит, что ваш дух и дух Меча едины и присутствуют везде, поэтому что не привязаны ни к чему, ни к какому конкретно человеку, животному, технике или металлу. Состояние Вашего гибкого духа, как вода, заполняющая пруд, но она готова в любой момент перетечь куда угодно со всей своей мощью.

Из этой полноты вашего «истинного присутствия духа» не замутненной никакими намерениями и освобожденной от своих привязанностей вы делаете либо взмахи Мечом, либо исполняете любые техники Мечом, либо вообще занимаетесь любым искусством. Вы существуете в изначальном состоянии и действуете в нем при максимальной духовной бдительности. Все зависит от того, насколько вы, забыв о самом себе, стали ненамеренным и подчинили себя процессу. И тогда внешнее осуществление должно происходить само собой, для этого не нужен ни направляющий, ни контролирующий ум. Только вы сами можете выйти или ощутить верный путь и приобрести ваш собственный опыт «истинного присутствия духа».

И для этого нужно не говорить об этом, а тренироваться в выбранном вами искусстве.

«Самурай должен прежде всего постоянно помнить днем и ночью, с того утра, когда он берет в руки палочки, чтобы вкусить новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги, - что он должен умереть. Вот его главное дело. Если он всегда помнить об этом, он сможет прожить жизнь в соответствии с верностью и сыновней почтительностью, избегнуть мириада зол и несчастий, уберечь себя от болезней и бед и насладиться долгой жизнью. Он будет исключительной личностью, наделенной прекрасными качествами. Ибо жизнь мимолетна, подобно капле вечерней росы и утреннему инею, и тем более такова жизнь воина. И если он будет думать, что можно утешать себя мыслью о вечной службе своему господину или о бесконечной преданности родственникам, случится то, что заставит его пренебречь своим долгом перед господином и позабыть о верности семье. Но если он живет лишь сегодняшним днем и не думает о дне завтрашнем, так что, стоя перед господином и ожидая его приказаний, он думает об этом как о своем последнем мгновении, а глядя в лица родственников, он чувствует, что никогда не увидит их вновь, тогда его чувства долга и преклонения будут искренними, а его сердце будет исполнено верности и сыновней почтительности.

Но если он не помнит о смерти, он будет беззаботен и неосторожен, он будет говорить слова, которые оскорбляют других, тем самым давая повод для споров. Если на это не обратят внимания, их можно будет разрешить, но если сделают упрек, спор может окончиться ссорой. Если он прогуливается в увеселительных местах среди толпы без должной осторожности, то может столкнуться с каким-нибудь большим глупцом и будет втянут в ссору еще прежде, чем поймет это. Тогда он может быть убит, имя его господина – запятнано, а его родители и родственники – осыпаны упреками.

Все эти несчастья идут оттого, что он не помнит все время о смерти. Тот же, кто делает это, будет, как и полагается самураю, говоря самому или отвечая другим, тщательно взвешивая каждое слово и не вдаваться в бесполезные споры. Самурай не позволит никому заманить себя в ловушку, где он внезапно может оказаться в безвыходном положении, и потому избегнет зол и бедствий. И верхи, и низы, если они забывают о смерти, склонны к нездоровым излишествам в еде, вине и женщинах, поэтому они умирают преждевременно от болезней печени и селезенки, и даже пока они живы, болезнь делает их существование бесполезным. Но те, у которых всегда перед глазами лик смерти, сильны и здоровы в молодости, а поскольку они берегут здоровье, умеренны в еде и вине и избегают женщин, будучи воздержанными и скромными во всем, болезни не иссушают их, а жизнь их долга и прекрасна.

Тот, кто живет в этом мире, может потакать всем своим желаниям; тогда его алчность возрастает так, что он желает того, что принадлежит другим, и не довольствуется тем, что имеет, становясь похожим на простого торговца. Но если он всегда смотрит в лицо смерти, он не будет привязан к вещам и не проявит неуемности и жадности, станет, как я говорил прежде, прекрасным человеком. Что касается размышления о смерти, то Есида Кэнко в «Цурэдзурэ-гуса» говорит, что монах Синкай имел обыкновение сидеть днями напролет, размышляя о своем конце; несомненно, это очень удобный способ для отшельника, но не для воина. Ведь тогда он должен был бы пренебречь своим военным долгом и отказаться от пути верности и сыновней почтительности. Самурай же, наоборот, должен постоянно быть занят и общественным, и личным. Но когда бы у него не появлялось немного времени для себя, чтобы побыть в безмолвии, он не должен забывать возвращаться к вопросу о смерти и размышлять о ней. Разве не сказано, что Кусуноки Масасигэ увещевал своего сына Масацуру всегда помнить о смерти? Все это предназначено для обучения юного самурая.»
Юдзан Дайдодзи «Будосесинсю».

Если вы поразмыслите над этим текстом, то вы обязательно придете к выводу о глубине и правоте его содержания.

Мы все обязательно умрем. Весь вопрос: где и как. Все люди, пережившие «умирание» меняют свое отношение к жизни. Дело не в особой ценности жизни, а в обязательности смерти. Вообще-то вас страшит не сама смерть, а процесс «умирания». Но пережитый страх не страшен и после «умирания» жизнь ощущается острее. «Засыпание» каждый день – это счастливая возможность порепетировать «умирание». Если у вас что-то болит, вам нанесли рану или отрубили руку, то вы ощущаете боль, которая не дает вам заснуть. Вот это ощущение боли и показывает вам, что вы еще живы. Если вы перестали чувствовать боль, то это означает, что ваш мозг постепенно «отключает» нервные окончания и вы умираете. Можно обвинить автора в цинизме, но это объективное суждение. Принимая смерть и боль за аксиому, вы понимаете, что страшна не смерть и даже не боль, а ожидание боли, представление о чудовищной боли перед смертью. Соответственно, один из путей преодоления этого страха - представление вашей смерти во всех подробностях болевых ощущений, переживания их и равнодушного к ним отношения. Поразмыслите, как именно вы хотите умереть? Дома или в больнице, измучив себя и родных жалобами, запахами, надоев всем. Или разбившись в одно мгновенье на машине или мотоцикле? Писали вы, например, книгу и упали замертво около стола с ручкой в пальцах, не дописав слова? А может ковали в кузне металл, сели отдохнуть и умерли? Варианты могут быть самые разные, но одно несомненно: смерть не при деле недостойна.

Этому и учит нас «Будосесинсю» в переложении на современность. Смерть от пьянства или наркотиков все равно неизбежна, но вы, как творение Божие, имеющее искру Божию – душу, достойны и «божественного умирания»: в битве за честь и достоинство, за свободу своей Родины, за счастье родных вам людей, за правильное слово… Мы созидаем, преобразовываем, творим Божией волей в отличие от других его созданий и мы должны с полнотой «истинного присутствия духа познать путь «умирания» жизни, а не смерть.

Правильнее умереть красиво, взмахивая Мечом на тренировке или в бою, чем на диване пьяным и выбор способа «умирания» зависит только от нас самих. Человек умирает легко и свободно, когда у него за спиной нет сожалений. Смерть не при деле недостойна.

Назад

Тренировочный центр Федерации Кобудо России © тел.: (495) 343-54-61
Разработка сайта - Студия "Action Group"